Войти
Зарегистрироваться
Регистрация откроет новые горизонты
  1. Каталог
  2. Афиша
  3. Новости
  4. Статьи
  5. Бизнес
  6. Фото
  7. Лазертаг
  8. Форум
  9. Скидки
  10. Блог
вторник, ночь0..2 °С
вторник, утро5..7 °С
вторник, день10..12 °С
вторник, вечер4..6 °С
24 апреля, понедельник0..2 °С

ЯР: открытие сезона в Театре на Соборной

Театр на Соборной открыл сезон спектаклем «ЯР». Питерская команда (режиссер Наталия Лапина («Танец “Дели”, “Детство 45-53: а завтра будет счастье”), сценограф Николай Слободяник, композитор и хормейстер Николай Морозов, балетмейстер Майя Попова, художник по свету Анастасия Кузнецова) сделала с соборянами непростую, яркую, масштабную работу.

120-летие поэта в ТЮЗе празднуют «сомнительной» прозой. Повесть «Яр» принято ставить в один ряд с «Мужиками» Чехова и «Деревней» Бунина, но поклонников у текста немного. Читать его тяжело физически: непростой язык, сложные символы, своеобразный ритм. Непасторальные пастухи и пастушки живут в особой вселенной. Рождение и смерть, соловьи и волки, сарафаны и самовары здесь вещи равновеликие. Одинаково пристально рассматривать муравья и Бога можно только от избытка сил. Или по причине крайней юности (человечества вообще и личной в частности). Именно так создаётся эпос. Много ли в Есенине от Гомера вопрос отдельный. Много ли в современном читателе/зрителе от «древнего человека»?.. Больше, чем кажется, но без «проводника в текст», увы, не обойтись.



К счастью, с проводниками, рязанскому зрителю повезло. Смелости им не занимать. Сувенирным берёзкам здесь предпочли «дремучий лес», и зайти готовы далеко. В инсценировке Татьяны Шестаковой нет «шелухи». Есть смыслы. Сельский говор, нарочитые метафоры и толпа второстепенных персонажей оказались за скобками, и «Яр» предстал во всей красе – трагическая, мистическая, пророческая вещь. И уму, и сердцу. Авторы с одинаковым успехом запускают в забег и мурашки на вашей коже, и ассоциации у вас в голове.

Здесь всего с избытком. Начиная с пространства. Такой большой вы сцену ТЮЗа ещё не видели. Кругом – брус. Много – много досок, что удивительно, не выглядят как склад лесопилки. Декорация мобильна и многофункциональна. При необходимости складывается и дом, и дол, и околица, и мельница, и пространство сна, и поле пьяной битвы. По сказочному, ни живой, ни мёртвый, материал постоянно напоминает о погранично – потустороннем.



Двойственность, «двойничество», оборотничество, подмена и «перменность» – ключевые мотивы – начинаются с зеркального «ЯР» на программке и отчётливо звучат уже в прологе. Как на уровне истории, так и на уровне формы, в спектакле множество «искажений и отражений», явных и «подспудных». Чем больше зеркал, тем больше глубина. Это автоматически устраняет категории плохой – хороший, правильное – ложное, усложняет сочувствие и превращает любое противоречие и каждое противопоставление – в судьбу и единство. Стихия – цивилизация. Вера – наука. Чувство – разум. Что бы ни случилось – неизбежно. Что бы не стряслось – красиво. Логика есть, но антиматематическая, высшего порядка. Гомер назвал бы это – рок. Есенин – участь.

«Лучше я повешусь на ветках берёзы, чем уйду с яра…» — говорит Лимпиада (Елена Торхова). И зритель верит. Конечно, не уйдёшь, Липа, «сиверга ты лесная», дриада северная, дальняя, но все-таки родственница Катерины и Олеси. Видели мы эту землю. В неё ложатся и из её снегов выходят (буквально) особые, «ярые» люди. Любовь чужака и селянки — нехитрый сюжет. Человек «из вне» — «расхожая» фигура. Но «инаковость» Карева (Константин Ретинский) особого рода. Он не совсем пришлый, и не совсем лишний. Полу человеческая — полу звериная, «окоченелая» толпа выдавливает, исторгает героя на авансцену. «Медведя убили! Такого как ты...» Отсюда и страсть – страдание, недуг. «Темные глаза, тёмная вода, выйди вон, выйди вон…» Именно «инаковость» роднит Карева и с Аксюткой (Дмитрий Мазепа). Вор — его комический двойник с женским именем, лжец и озорник. Их отверженность, ничуть не меньше, чем общность с «толпой».



В спектакле задействована почти вся труппа, но не к одному «жителю ЯРа» не применимо слово «статист». Это больше чем ансамбль Общая пластика, дыхание, нерв. Толпа — единый организм и голос. Когда он поёт «Расплетись, плетень…» так, словно идёт в атаку, не остаётся сомнений ни в самостоятельности этого персонажа, ни в его родстве с хором древней трагедии. Архаическое, корневое не заслонить ни бытовым, ни комическим. Улыбаясь, мы переводим дух, но каждая «псевдосмерть» на «ЯРу», как крик «Волки!» Хичкок назвал бы это «саспенс». Есенин – тревога.

Покой и «ЯР» слова несовместимые. Метаморфозы начинаются с вещей и уходят в историю (героев, страны, поэта). Движение в этом мире неотменимо, но круг, кажется. навсегда заменил вектор. Храм, суд, школа на «ЯРу» обречены. Зато исправно вращаются «колесо года», крылья мельницы и жернова судьбы. Как ни крути эту конструкцию, получается не крест, а языческий идол на капище. Сомнений нет и в его будущем. В плясовой уже слышится модное танго. Гибель общины не за горами. Но умирают на «ЯРу» с песней и размахом. Сочетание бытового и поэтического, социального и мифического, за которое и ругали, и хвалили повесть современники, в спектакле обрело равновесие, плоть и «трезвость». Там, где поэт «собирал» слова, театр «рифмует» предметы, паузы, действия. Был платок – стало облако. Наблюдать за этим непрестанным движением, не любуясь, невозможно. Минимализм «ЯРа» не аскеза, а роскошь. В правильных пропорциях красный— белый— чёрный дают всю гамму чувств. Чем дальше «в брус», тем чаще вспоминаешь супрематизм Малевича. Простая сложность.



Супрематизм? Саспенс? Брус? «Канон» на Родине поэта живуч как нигде, но если «ЯР» и обманывает ожидания, делает он это только в интересах зрителя. Формально, это «датский», юбилейный спектакль. Театр предложил – режиссёр сделал. По факту – «ручная работа» и событие, постановка, которую хочется пересмотреть сейчас, немедленно и ещё раз, когда–нибудь. Каждый найдёт здесь что-то про себя. При желании смотреть «ЯР» можно и как социальную драму (с приставами, помещиками, сельской школой), и как «народный триллер» (тут вам и шутки, и страсти, и опасности), и как древнюю трагедию (с предсказаниями, превращениями, хором). От каждого – по возможностям. У создателей хватило сил на все уровни.










Фото: Карина Вотякова

Читайте также:

Страница заведения:

Комментарии (0):

0
Подписаться

Обсуждения заметок:

© 2007—2017, REST-PORTAL.RUmail@rest-portal.ruОбратная связьРеклама на сайте
Использование материалов сайта REST-PORTAL.RU разрешено только со ссылкой на источник.
Все права на изображения и тексты в разделах сайта принадлежат их авторам.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.
Пользовательское соглашение

Создание и поддержка сайта — Pbcdesign.ru