Войти
Зарегистрироваться
Регистрация откроет новые горизонты
  1. Каталог
  2. Афиша
  3. Новости
  4. Статьи
  5. Бизнес
  6. Фото
  7. Лазертаг
  8. Форум
  9. Скидки
  10. Блог
суббота, ночь1..3 °С
суббота, утро2..4 °С
суббота, день4..6 °С
суббота, вечер4..6 °С
16 декабря, суббота1..3 °С

Рязанские смотрины. День второй

19 сентября ’15, Анастасия Милованова
Серебряное копытце
Москва
Театр кукол «Тут и Там»


Малая сцена пуста. Сонные зрители лениво позевывают в кулаки и ладони. Никакого ажиотажа. Утренний спектакль. Второй день. Ожидания — это БДТ, Образцов, Жюгжда. «Тут и там»?... Это как? Кто? Вопросы улетучиваются вместе со сном сразу, как только артистки «приезжают» в зал на лыжах. Настоящих, сибирских, как у «хозяина тайги», добывающего соболя. За плечами — плетеный короб — «культурный багаж». У каждой — пластиковая лыжная маска. Не столько деталь костюма, сколько «подмигивание», памятка о правилах игры. Повеселимся?

Энергичные, азартные, обаятельные, девушки начинают издалека: «Велика Россия...» Ну, конечно, какие же лыжницы без лоскутного олимпийско— сочинского одеяла? Они достают его из бездонного короба, разворачивают — и готова ширма. Нарочитым и надуманным «ход» не выглядит ни на секунду. Наоборот. Логично, естественно, верно. Как и все, что они будут делать, извлекая попутно из «сундука со сказками» и героев, и обстоятельства, и даже погоду.

К цели «лыжницы» — сказительницы идут кругами. От географии — к фольклору. С шутками— прибаутками, песнями, присказками зрителя уводят все дальше от сегодня и сейчас. До самых корней не опускаются (Что за лес? Что за «козел»? Настоящим спортсменам не до

Фрейда — остановимся на безопасной глубине), зато процесс общения с публикой идет все интенсивнее. Про кого у нас сказка? Про сироту... Так...Никому девочку не надо? Пристраивают и в зал (переговоры идут на грани с клоунадой, еще чуть— чуть и фарс), и в родное село (смех смехом, а получается почти сатира — за пазухой у каждой по колхозу). История выходит такой же многослойной, как костюмы исполнительниц. Прежде чем добраться до сказки, придется очистить не один слой луковой шелухи. Но зритель, если и плачет, то от смеха, и готов поддержать игру. «Деревянные» статисты— добровольцы набираются довольно быстро. Каждому выдается инвентарь с намеком — банная шапка. На сцене придется «попотеть».

— Ты какое дерево?
— Березка.
— А ты какое?
— Кедр сибирский!
— Гляди-ка, срубили, кажется, кедр-то... одни пеньки торчат.

В уютном мире «Копытца», лоскутном, домашнем, безопасном, шутки не кажутся обидными, ночной лес страшным, а чудеса — редкостью. Когда «волшебный козел» приходит к «балагану», зритель удивляется и аплодирует не чуду, не богатству, и, наверное, даже не «выдумке» постановщика. Помните игру? Если веришь в фею, хлопни в ладоши. «За пазухой» каждого взрослого — ребенок. Каждый ребенок не только верит в сказку, но и хочет быть ее частью. Хотя бы и «деревом». Не блестки — самоцветы ложатся на снег, а «искры фантазии», той самой, что помогает отыскать волшебную историю, как ищут драгоценную руду, и разделит ее со всем миром. Всю свою «банную» шапку самоцветов сказительницы на прощание раздают зрителям. И это не просто «сувенир на память». Это «огонь вдохновения». Безопасный и уютный. Не олимпийский факел — лучина. Не бремя и ответственность, а польза и помощь.








Ромео и Джульетта
Екатеринбург
Екатеринбургский театр кукол


«На Жюгжду» зритель буквально выстраивается в очередь. Мест в зале явно меньше, чем желающих увидеть «Трагичекую историю веронских любовников в стиле maсabre danse». Гостей ведут в большой зал «замысловатой тропой». Артисты встречают публику на поворотах и радушно здороваются. Привычный для кукольника черный цвет одежды здесь — то ли знак траура, то ли веронской моды. Публику размещают прямо на сцене перед внушительным сооружением. Гибрид занятный, но привычный современному глазу: готика и хай— тек, фамильный склеп и ночной клуб. Образ жизни у местных обитателей соответствующий: между молитвой и баллом — обязательная потасовка не на жизнь, а на смерть. Вместо долгих вступлений — стремительная зарисовка. Вечные враги занимают места в церкви. Черные скамьи — сундуки напоминают разом о школе и о кладбище. Два противоборствующих лагеря успевают перекинуться парой фраз, двумя— тремя жестами и одной канцелярской кнопкой. «Возня» заменяет пролог и отменяет пафос.

Самое врем достать по скелету из каждого сундука. Марионетки словно сошли со средневековых гравюр. Как это обычно и бывает у режиссера Олега Жюгжды, куклы и артисты полноправны. Два плана существуют параллельно, дополняют и поясняют друг друга. Повесть о настоящей любви? Пожалуй, да. Среди кукол только Ромео и Джульетта не лишены лица. Все остальные — «живые мертвецы». Благородный дворянин — роль, ярлык, личина. Недаром марионетки одеты в дорогие средневековые платья. Так герои представляют себя. Им можно поверить. И умереть со скуки. А можно довериться режиссеру, пристрастно перечитать текст и взглянуть на него по — новому. Вернуть пьесу с небес на землю помогает и перевод Екатерины Савич и тщательное «соскабливание» «культурной позолоты».

Чем быстрее знакомая история набирает обороты, тем сильнее чувство смутного узнавания. Откуда эти люди в черных вуалетках и лихо заломленных шляпах? Не иначе как из наших снов. Мифические итальянцы. Вражда, месть, страсть, юмор... Пасынки «крестного отца» и Челентано. Ну, так и Шекспир не брезговал штампами. Какая разница, что там у них в Вероне? Гораздо интереснее, как эту Верону представляем мы здесь. Чувствуйте себя как дома, гости дорогие... Про вас не забудут. И посоветуются, и подмигнут («Все же смотрят!») и предложат выпить («Не бойтесь, не отравлено»). Как это будет по— русски? «Мой хороший, мой родной...» — завывает кормилица над убитым. Радио Шансон не спутаешь ни с чем. Для тех, у кого еще остались сомнения — отдельный номер «Музыки серебряные звуки». Если в тексте так много двусмысленных шуток, почему бы не добавить еще одну? Поставим публику в двусмысленное положение. «Это все мое, родное». Освоились? А если взглянуть со стороны? Мы же в театре, и вообще культурные люди...

Финал, разумеется, ни для кого не секрет. Интрига в большинстве случаев заключается в том, когда на самом деле «выдохнется постановка». Поэтапному умиранию по определению сложно соперничать с феерией «праздника летних святок». Действие, однако, упорно отказывается следовать за героями. Идеальный баланс — главный финт и фокус этого maсabre danse. Какая «пляска смерти» без равновесия? Как ни сильна «чья-то воля», воля режиссера сильнее. Угасание и разрушение может царствовать в Вероне, но не сцене. Игры с жанром освежают и бодрят. Настолько, что не замечаешь «рубежы» текста. Монолог Меркуцио. Пройден. Шут Господень выступил, но не украл шоу у влюбленных. Утро разлуки. Пройдено. Случилось, но не затмило собой белый свет. Там, где нет пафоса и позолоты, нет и погребальных причитаний. Там, где нет причитаний, нет и тоски. Зато есть динамика, необходимые «красивости» и необязательные шалости: дым, зеркала, хруст пластиковых бутылок. Находчиво, наглядно, ясно. Герои успевают повзрослеть за одну ночь, постареть за один час, и, наконец, сбежать из царства смерти. Вновь юные. В ослепительно белом. Школьники, удравшие с урока. За спиной — фолианты и колбы брата Лоренцо. Впереди — вечность. И никаких штампов, лезвий и кнопок.










Фото: Карина Вотякова

Читайте также:

Страница заведения:

Комментарии (0):

0
Подписаться
© 2007—2017, REST-PORTAL.RUmail@rest-portal.ruОбратная связьРеклама на сайте
Использование материалов сайта REST-PORTAL.RU разрешено только со ссылкой на источник.
Все права на изображения и тексты в разделах сайта принадлежат их авторам.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.
Пользовательское соглашение

Создание и поддержка сайта — Pbcdesign.ru