Войти
Зарегистрироваться
Регистрация откроет новые горизонты
  1. Каталог
  2. Афиша
  3. Новости
  4. Статьи
  5. Бизнес
  6. Фото
  7. Лазертаг
  8. Форум
  9. Скидки
  10. Блог
среда, ночь12..14 °С
среда, утро17..19 °С
среда, день21..23 °С
среда, вечер14..16 °С
28 июня, среда12..14 °С

Рязанские смотрины. День первый

16 сентября ’15, Анастасия Милованова
Златовласка
Ярославль
Ярославский театр кукол


Во весь занавес — «живая картина». Старинный европейский город. Наши дни. Толпы туристов. Местные жители спешат по делам. Шум, гам, автомобильные гудки, музыка, звонки мобильных, иностранная речь. Мой сосед, размахивая программкой, объясняет ребенку: «Это другая страна. Как Россия, но не так. Это Чехия. Потому что сказка чешская». Ребенок ерзает в кресле и оглядывает зал. Публика шуршит, шумит (Гляди, Димка! Кино!) и движется в том же ритме, что и люди на экране. Единство пространства и времени. Обыкновенное чудо. Магия исподтишка.

Свет меняется. Сквозь очертания современности начинают проступать контуры сказочного королевства. Неяркие, но вполне реальные. Словно кто-то смахнул «пыль времен» со старинного рисунка. Тени сгущаются, и в золотом луче появляются исполнители. Контраст эпох: иной темп существования заметен сразу. Люди «оттуда» всматриваются в нас сегодняшних. На зал опускается тишина. Зритель отчетливо видит теперь «театр в театре»: лебедки, канаты, помост. «Машинерия» готова к представлению. Секундная стрелка замирает, и с первыми звуками старинных музыкальных инструментов начинается сказка.

Суровые испытания, волшебные помощники, обязательная мораль. Честный парень упрям и победит смерть. Похожий на паука король не видит дальше железного трона. Злотовласка (Ботичелли любил рисовать таких дев) расплетает волосы, и восходит солнце. Результаты, финалы, итоги не представляют никакой интриги. Зато процесс... Чарует и завораживает.

Король на маленьких зрителей «все глаза проглядел», и они благодарно реагируют на каждое микродвижение куклы шелестом вздохов. Девочка (в замешательстве): «Мама, это настоящие рыбки или игрушечные?» Мама (уверенно): «Это артисты — рыбки». При виде хрустального дворца дети синхронно тянут негромкое, долгое «о». Мальчик помладше, не сводя глаз со Златовласки, интересуется у мальчика постарше: «Я бы хотел на такой жениться. А ты?» Мечтательное молчание в ответ.

Между точкой А и точкой В не прямая, а «мертвая петля». Дар заменяет развитие характера. Злой зол. Красивый добр. Это шелест вздохов или шорох страниц? Солидный переплет. Роскошные иллюстрации. Никаких «ключей». Пояснения противопоказаны. Любая интерпретация сиюминутна, конкретна, ограничена изобретательностью рассказчика. Дешифровка делает ясной историю, но убивает волшебство. То ли дело реконструкция, бережное сотворение, воссоздание, любование. Чем внимательнее люди «отсюда» смотрят на сцену, тем гуще тени. Изнанка жизни. «Подкладка» бытия. Как бы ярко не горел в зале свет после спектакля, мы помним, что там, по ту сторону «сейчас» находится сказка. Универсальная, древняя, алогичная. Про каждого. Для всех. Всегда.











Снеговик
Москва
Театр кукол им. Образцова


Человек на сцене сосредоточен, деловит и общителен.
– Никак не могу понять: почему не работает?.. Тебя как зовут?
– Димагусев
– Так, Дима. Гусев... Проверь вот это колесо. А мы пока у тети спросим, зачем нужен шарик.
– Зачем что?
– Ааа... (в этом «а» все рассуждения Экзюпери о странности взрослых)
– Ты как думаешь, Дим?
– Что бы катилось!
– Правильно. Сейчас проверим... Смотри— ка. Катится.

Таким тоном говорят в мастерских и детских. Не преподносят, не представляю, не продают. Делятся. Правила игры понятны не сразу, зато довольно просты. Привычное соотношение сцена— зал не то чтобы упразднено. Отложено за ненадобностью. «Катится. Крутиться. Сыпется» — повторяет Мастер. Механизм запущен. Иерархия упразднена. Сообщники, соучастники, игроки.

Все в этом спектакле сделано «вкусно»: со вкусом и «в кайф». Наверное, у каждого предмета есть дальний или близкий родственник в увесистых альбомах по истории европейской живописи. Если не по прямой линии, то по линии заимствований и ассоциаций. Дети катаются на коньках по замерзшему озеру. Влюбленная пара летит над городом. «Грачи» прилетели. Никаких кавычек, подчеркиваний, сносок. Нежность, щедрость, улыбка. Не нравоучение (Смотри, какой я умный и ловкий!), а чистый восторг (Как красива, как упоительна может быть жизнь!).

«Когда б вы знали из какого сора...» Какой сор? Труд и вдохновение. Стружка — снегопад. Валик шарманки — небосвод. Рубашка — зимний пейзаж. Да, что там! Был сугроб — стал аккордеон. Так поэт «вычисляет» природу вещей. Упражнение в прекрасном. Полет фантазии. Изобилие без излишеств. Внуче-е-е-ек! Ганс Христиа-а-а-а-ан!

Были бы в спектакле только санки, летящие с горы на «бабусю», только труба, выпускающая «пудровый» дым, только оттепель из старого кофейника — были бы только они — и даже тогда зритель смотрел бы, затаив дыхание. Катится, крутится, дышит, влюбляется. Максимум андерсоновской «живой механики». С поправкой на настроение.

Снеговик любит печку по ганс-христиановски безответно, но совсем не ганс-христиановски радостно. Он общителен, любознателен, энергичен, светится от счастья и не знает печали. Ужасы, комплексы, мании... Нет. Это совсем другая история. Механизм исправен. Мы проверяли. Никакой «ржавчины сознания». Так мог бы перевести первоисточник, например, Маршак. Дословно, но изящнее. Точно, но благороднее. Про то же самое, но все— таки про другое. Вместо сентиментальной страшилки — лирической стихотворение. Вместо агрессивной находчивости (без нее не обойтись среди кротов и оловянных солдатиков) — шалость без корысти и злобы. Вместо мира, где гуляют девочки— со— спичками— в— красных— башмачках — мир, где звезда падает прямо в сердце и не ранит. Это на счастье, и легко... как снег. Сыпется. Катится. Крутиться. Все целесообразно. Все поправимо. И как следствие — прекрасно. И не больно. И не страшно. Даже безответна любовь. Даже неизбежна гибель. Не спектакль, а прививка счастья. Сорок минут легкого головокружения, и крепкий душевный иммунитет обеспечен.








Каштанка
Симферополь
Крымский академический театр кукол


Серые люди. Серые стены. Черно— белые сны. «Каштанка глядела им обоим в спины, и ей казалось…» О чем эта история? Вопрос не из простых. Как ни странно, проще рассказать «о чем Евгений Онегин». Про русского анти— денди написаны тома исследований. Про рыжую помесь таксы с дворняжкой, которая потеряла не только дом, но и имя, и вообще больше лиса, чем собака серьёзные умы размышляли не так часто. Возможно, потому что вопрос с подвохом. Если особенно не размышлять, всё просто и славно. Сострадание, преданность, «друг человека». А как начнёшь анализировать, то сразу сложно и «худо». Вместо дружбы – непростые взаимоотношения. Вместо сострадания – порывы и позывы. Вместо преданности – психология раба. И получается из Каштанки не цирковая «Тетка», а тетка булгаковского Шарика. Какой мерой мерить этот текст и как найти верные пропорции?

Создатели спектакля выбрали третий вариант: подойти к рассказу «со спины». Не просто, а еще проще. «Выходка» позаимствована у автора. Повествование не ведется от лица собаки, но ее эмоции, ее угол зрения чрезвычайно важны. Это лучше метафоры. Это научный метод и хитрый инструмент. Каштанка видит мир и людей такими, какими никогда не видели его читатели. Без прикрас. Звериное чутье. «Животная» неосведомлённость. Она слышит, замечает, понимает вещи, недоступные человеку. И наоборот. Что такое смерть? В то же время, это собака «чеховских» талантов. Не всякая «псина» способна на столь глубокий психологический анализ: «Глаза его, как всегда, глядели серьезно и ласково, но лицо, в особенности рот и зубы, были изуродованы широкой неподвижной улыбкой». Авторский почерк как отпечаток пальца. Как не режь — нарастает изнутри.

К сожалению, в спектакле от собачьих «глупостей» остаётся только угол зрения, а от авторского голоса – констатация фактов. Бесконечные ноги. Бесконечный снег. Бесконечная музыкальная тема (поневоле разделишь нелюбовь Каштанки к оркестрам). Преобладающий цвет – кофейно – серый. Красочный регистр ограничен в точности с буквой учебника по зоологии: собаки цветов почти не различают. Но есть логическое ударение. Красные шинели музыкантов, красный нос клоуна, красный фейерверк цирка. На фоне серых будней – мелочи жизни. Медный колокольчик. Дымок сигары. Хочешь – не хочешь, а с первых рядов заметишь газету «Таврические ведомости». В остальном, собачья жизнь довольно «ровная». Как в плане ритма, так и в плане визуальных впечатлений. Ночь, улица, фонарь… Сон и явь фактически неразличимы. Кабак, «закулисье», ночной кошмар – все решено как теневая жанровая сценка. Ослепляет только арена. Это другая реальность во всех смыслах.

Авторский голос персонифицирован и помещён на авансцену. Он рассказывает, как собака потерялась, скиталась, нашлась. Текст купирован по тому же принципу, что изображение. Пока Каштанка в глубине сцены мечется и тревожится, нам сообщают: «Молодая рыжая собака, очень похожая мордой на лисицу, бегала взад и вперед по тротуару и беспокойно оглядывалась по сторонам». Какое впечатление производят на собаку новые места и лица зачастую остаётся только догадываться. У беспристрастной констатации масса достоинств. Одна беда. Большинство зрителей ни разу не Чехов. Додумывать за «псину» получается в основном банальности. Чаще всего грустные. Но автор нас опередил. «Если бы она была человеком, то, наверное, подумала бы: «Нет, так жить невозможно! Нужно застрелиться!» И то правда. Сегодня красный акцент и Каштанка, а завтра красный террор и Шариков. Так недолго и затосковать. Отчего же тогда ходят слухи, что некоторые врачи прописывают Чехова как антидепрессант? Видимо, все дело в пропорциях. Все – таки у эффективных лекарств, как правило, довольно сложный авторский рецепт.








Фото: Карина Вотякова

Читайте также:

Страница заведения:

Комментарии (0):

0
Подписаться
© 2007—2017, REST-PORTAL.RUmail@rest-portal.ruОбратная связьРеклама на сайте
Использование материалов сайта REST-PORTAL.RU разрешено только со ссылкой на источник.
Все права на изображения и тексты в разделах сайта принадлежат их авторам.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.
Пользовательское соглашение

Создание и поддержка сайта — Pbcdesign.ru