Войти
Зарегистрироваться
Регистрация откроет новые горизонты
  1. Каталог
  2. Афиша
  3. Новости
  4. Статьи
  5. Бизнес
  6. Фото
  7. Лазертаг
  8. Форум
  9. Скидки
  10. Блог
среда, ночь0..-2 °С
среда, утро0..-2 °С
среда, день0..-2 °С
среда, вечер-1..-3 °С
22 ноября, среда0..-2 °С

«А завтра будет счастье». Премьера в Театре на Соборной

Многое просто стало «немодным» – кажется, именно это произошло со старыми семейными альбомами. Кто-то спрятал их подальше в шкафы. Но выбрасывать, мне кажется, еще рано, и эти предметы не заслужили такой судьбы. Можно выбросить старый шкаф, диван, стулья, но память?
Юлия Ляликова
Послание в неведомое

Детство 45–53: а завтра будет счастье
автор-составитель Людмила Улицкая


Театр на Соборной представил свою версию спектакля к юбилею Победы. В основе постановки – книга документальной прозы с исчерпывающим названием «Детство 45-53: а завтра будет счастье». «Детство» — спектакль «премьерный» во многих смыслах. С одной стороны, несмотря на популярность автора-составителя, Людмилы Улицкой и юбилейный победный год, с этим материалом на сцене не успел поработать еще никто в мире. С другой стороны, это первая по-настоящему большая документальная постановка, сделанная в Рязани не ради андеграудных экспериментов и для узкого круга избранных, а ради и для самого широкого круга зрителей.



Не предназначенный для театра, достаточно далекий от драматургии, избыточный текст (много всего: героев, подробностей, слов) легко мог превратиться в «монотонное чтение», но стал в итоге стремительным, энергичным действием. Улицкая работала с тысячами «бесхитростных и правдивых» писем-воспоминаний. Режиссер, Наталья Лапина («Танец Дели») из 183 историй, вошедших в сборник, выбрала 26. Как бы ни «таяли цифры», это все равно колоссальный массив информации, буря эмоций и бездна труда. От зрителя, однако, требуется минимум усилий. Достаточно довериться соборянам. Из вороха писем получился стройный, увлекательный рассказ, где есть и структура, и логика, и, выражаясь школьным языком, «основная мысль», и даже интрига. Хорошо представляя, о чем идет речь и что ждет героев в будущем, невозможно не ждать финала. И он, что важно, ожидание оправдывает, из хаоса устремляясь (буквально) в космос.



На сцене – коридор коммуналки. Хлам и уют, умиротворение дома и раздор общаги, поле битвы и пространство праздника («Победа!»). Как все в этом спектакле, сценография предельно реалистична и предельно символична одновременно. Современный зритель привык видеть вереницу дверей в фантастическом кино. Они ведут в другой мир, в иное время, в чужую реальность. Двери «Детства» не изменяют своему прямому предназначению, но и не обманывают ожиданий. Их порог – граница между «тогда» и «сейчас», бытом и фантазией, жизнью и смертью, внешним и внутренним. Из вне в дверь стучит участковый, сосед, племянник. Изнутри – воспоминания. И конечно, как в каждом детстве или как в хорошем театре, вещь может быть «больше себя». Магазин, экран, корабль? Легко. Из обшарпанной двери.

О чем говорят герои? От смешного до ужасного. Множество судеб – за полтора часа. Маршрут не из легких. От коммунальной кухни – до ГУЛАГа, от классной комнаты – до линии фронта. Кто-то расскажет больше других: от рождения (война, эвакуация, голод) до дефолта (перестройка, девяностые, «не беда»). Кто-то ограничится эпизодом, зарисовкой, мгновениями. Все вместе – не только «мемуары», но и учебник истории, неумолимый, систематичный, детальный. Никаких комментариев. Факты и чувства. Никаких теорий и дискуссий. Прямая речь. Каждая история так или иначе связана с вещью. Это пронзительные исповеди и увлекательные экскурсии одновременно. От гнутого гвоздя — до мифического примуса, от лампового телевизора – до ржавой подковы. «Вещизм» в высшей своей форме, в самом высоком смысле, удивительный во времена «изобилия» и «потребления». Что значит золотой нательный крестик в мире, где совсем недавно пекли лепешки из лебеды, а сегодня «дают хлеб по талонам, одну буханку в руки»? Все. Все, что душе угодно.



«Ком в горле» гарантирован, однако на сцене и в зале не только плачут, но и смеются. Страдание соседствует с радостью, лишения – с удовольствиями, аскеза с избытком. Пятерка по рисованию, кофе из Елисеевского, поездка к морю – события, способные затмить в памяти многие – многие другие. Равно как и «своя» ложка в «чужой» кастрюле, селедка с душком, разбитая гитара. Пиршество эмоций… И артисты играют «с кайфом», обаянию которого сложно сопротивляться. Показательна в этом плане сцена в магазине. Азарт и дисциплина. Здесь людно, но разглядеть можно каждого артиста и каждую деталь: настоящие самокрутки (даже если видят только первые ряды, и то не без труда), настоящие споры (даже если и первый ряд слышит с трудом), «настоящее светопреставление» (как подсказывает текст всему залу). Спектакль может похвастаться удивительным ансамблем и удивительной достоверностью.

Артисты с обманчивой легкостью перемещаются из жизни в жизнь, сохраняя баланс между игрой и истиной, эскизом (а, бывает, что и шаржем) и «проживанием», позой и документом. Это разнообразие – безусловный козырь спектакля. Возможно, оно даже дает ему фору в негласном соревновании с первоисточником, которое всегда идет между книгой и ее «версией». В предисловии к сборнику Улицкая пишет, что он «развенчивает советский миф» и демонстрирует правду жизни. Но правда не всегда уживается с обличением. Поскольку обличающий судит пристрастно. «Детство» в этом смысле отличается безукоризненной интеллигентностью. Оно не обличает, не клеймит, не настаивает, но и не сомневается в своей силе. Которая, как известно, как раз в правде. Отсюда – уверенный, ровный, веский тон «Детства». Со зрителем не заигрываю, но и свысока не смотрят.



Соборяне во главе с режиссером Натальей Лапиной сделали по хорошему простой «сложный спектакль» о людях и для людей. Социальное и гражданское соединяется с человеческим и эстетическим. Не без затей, но почти без пафоса и ребусов. Получается доступный, достойный, достоверный спектакль. Сложно не провести параллель между публикой в зале и героями «Детства», которые смотрят «всем миром» первые телепередачи, военные фильмы или советскую кинохронику. Сеанс массового то ли транса, то ли гипноза, то ли грез. Единение и со-участие. Кто-то назовет это генетической памятью, а кто-то силой искусства, но сопротивляться со-воспинаниям «Детства» решительно нет никакой возможности.

Комментарии (1):

1
Подписаться
Последний комментарий к этой статье оставлен более 6 месяцев назад
Кристина   4 июня ’15   #
Запомнился мне этот спектакль! Чудесная рецензия!
© 2007—2017, REST-PORTAL.RUmail@rest-portal.ruОбратная связьРеклама на сайте
Использование материалов сайта REST-PORTAL.RU разрешено только со ссылкой на источник.
Все права на изображения и тексты в разделах сайта принадлежат их авторам.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.
Пользовательское соглашение

Создание и поддержка сайта — Pbcdesign.ru