Войти
Зарегистрироваться
Регистрация откроет новые горизонты
  1. Каталог
  2. Афиша
  3. Новости
  4. Статьи
  5. Бизнес
  6. Фото
  7. Лазертаг
  8. Форум
  9. Скидки
  10. Блог
вторник, день9..11 °С
вторник, вечер7..9 °С
среда, ночь5..7 °С
среда, утро6..8 °С
25 сентября, вторник9..11 °С

Театр «Предел» на фестивале «Золотая маска». Интервью с режиссером

Скопинский «Предел» участвует в главном театральном фестивале страны «Золотая маска». Коллектив покажет себя не в конкурсной программе, а в рамках «Маски Плюс». Сюда кураторы «заселили» вместе с «малыми городами» и «новыми именами» так называемый «этнический театр». Исчезающие языки, коренные традиции… Пока организаторы фестиваля задаются вопросом «Почему в России так мало хорошего этнического театра?», пресса, составляя путеводители по Маске — 2015, настоятельно советует искушенной столичной публике посещать «дефицитные» «народные» спектакли, включая скопинский «Красный угол». Это, без сомнения, уникальное действо по обрядам и традициям женского костюма (спектакль-игра, спектакль-лекция, спектакль-экскурсия), но не предел «Предела». О «Золотой маске», театре и детях (без них скопинский коллектив сейчас представить невозможно) — режиссер, Владимир Дель.


О «Золотой маске»

«Золотая маска» для нас необыкновенный, фантастический проект. Это оправдание нашей театральной судьбы, признание, что все было не зря. Ведь много раз говорили: «Зачем ты этим занимаешься? Кому это нужно вообще?» Хотя мы ни у кого ничего не просили и собирали спектакль по крупицам, долгие годы, все — своими силами. Как можно этим не заниматься? Я вырос в окружении этой красоты, с этого началась моя творческая жизнь.

В разные годы «Красный угол» приобретает разное звучание, разные оттенки. В этом спектакле играют и тридцать человек (когда мы показываем все наряды), и три. Могут и шестьдесят. Когда снимали фильм «Дель и его предел» было очень много народу. В Челябинск (прим. ред. на Международный фестиваль «CHELоВЕК ТЕАТРА») мы, например, поедем вчетвером, причем один будет на музыке, а трое — на площадке. Мне это очень нравится. Появляется оттенок домашнего театра и особая интонация. В Москву мы отправимся в большом количестве. С нами едет рязанский вокальный ансамбль «Зоренька» под управлением Светланы Трушиной.

О детском театре

Детский театр — это особое состояние души, счастье, радость. Это кусочек чужой жизни, начало судьбы и биографии. Меня это очень интересует, и я рад, когда занимаюсь с детьми.

Нужно быть умелым педагогом и честным человеком, чтобы общаться с детьми и не врать им. Для меня слово «не врать» определяющее.

Я знаю, что детский театр воспринимается часто как бесконечный утренник для мам и пап, где дети старательно изображают сюсюкающих, правильных, думающих, мыслящих, подыгрывающих этой ситуации утренника созданий. Все в бантиках, хорошенькие, пригоженькие… А для меня детский театр — это прежде всего ощущение настоящей жизни. Если есть ощущение правды во взаимоотношениях, есть конфликт, действие, энергия в спектакле, тогда все очень правильно.

О пользе

Мой детский театр начался с «Моцарта и Сальери», где играл Илюша (прим. ред. Илья Дель). Это был душераздирающий спектакль. Были очень жесткие вещи. Моцарт умирал на куче стекла. Зритель закрывал глаза, плакал, а потом мне предъявляли претензии: «Не очень ли жестоко звучит в этом спектакле детская тема?».

Я много об этом думал. Я же не враг своему сыну. Обращался к авторитетам, знаменитым людям, в том числе врачам, которые работают с детьми. Ответ неизменно один и тот же: «Творчество — это всегда праздник, всегда ощущение здоровья для детской души».



О педагогике

Я всегда режиссер и не «тащусь» на тему театрального педагога. Воспитательными вопросами в нашем коллективе занимается Ирина (прим. ред. Ирина Дель).

Я не люблю, когда в театре, в коллективе начинают: «Режиссер — наша мама, режиссер — наш папа». Вранье. Мы в эти игры не играем. Необходимо товарищество, компания, команда. Вместе дышать, вместе жить, вместе, наконец, играть в футбол или кататься с горки.

На первом месте театр должен быть только у меня. Не у детей. Требовать этого от них нельзя. Четыре года со мной — правильная театральная школа. Я за это отвечаю. В остальном… Дети взрослеют, разлетаются. Это мой крест.

О воспитанниках

Сложно сказать, сколько детей прошло через наш театр. Детским театром я занимаюсь с 1976 года. Это огромное количество лет, прожитых вместе с детьми. Не было ни одного момента, чтобы я как-то специально прогнозировал, выстраивал человеческую судьбу. Все идет по своей колее. Все случается в жизни человека, так как должно случиться. Ни одного из тех, кто ушел в актеры (мои воины, мои замечательные ребята), ни одного их них я не тащил в профессию. У каждого — своя судьба.

Я вижу одаренность, понимаю, кто может стать через 10 лет звездой русского театра, но ни в коем случае не делаю так: «Будь актрисой или актером!». Пусть живут нормально, по-человечески и не делают подлых поступков. Вот о чем я им говорю всегда и каждый день.



О дисциплине

Много детей в театре быть не должно. Начинается армия: «Сидеть, лежать, тихо!». У нас в театре нет Карабаса-Барабаса. Репетиции у нас счастливые. Мне необходима доверительная обстановка, разговор. А с детьми нужно говорить очень серьезно обо всех важных вещах, которые нас окружают в жизни. Нет такого, чего они не понимают. Уже в три года человек способен понять, что такое страдание, любовь и что такое хорошо, и что такое плохо.

О звездной болезни

Скажу на примере сына. Мы были на самых великих, больших фестивалях во Франции, Германии. Огромные залы. «Моцарта и Сальери» мы делали вместе с Лионской оперой, хором, балетом. На каждом представлении, стоя, аплодировали полторы тысячи зрителей. По 15 минут. Казалось бы… Потом приезжаешь в Скопин, идешь по нашей дороге, по нашей жизни и возвращаешься к самому себе. Ощущения избранности, звездности нет совсем. Ты понимаешь, что живешь в этой жизни и тебя окружает то, что окружает.

Дети живут своей жизнью. Репетиторы, заработки, будущая профессия. Они отлично понимают, что актерский труд — рабский. Ситуация ясна им и без моих объяснений. В советское время у актера была некая избранность. Сейчас этого нет. Сейчас это сфера обслуживания: «Повесели нас немножко».

О будущем

Мне кажется, сейчас очень актуальна тема Антигоны. Когда человек в юном возрасте понимает, что он должен иметь свое мнение. И сейчас мы потихоньку начинаем работу над пьесой Жана Ануя.

О силе искусства

Творчество на характер человека не влияет. Подлый, врун, предатель… Творчество здесь ни при чем. Есть человек со своей судьбой. Если нужно ему соврать или предать, то театр или песня или хореографический кружок здесь абсолютно ни при чем.

Воспитательная сила искусства? Нет… Искусство должно приносить слезы освобождения, радость, необыкновенный восторг. Это чувственный процесс, который делает человека человеком. Театр должен оставлять впечатление какой-то взволнованности. Вот пришел зритель. Душа у него заскорузлая. Он посмотрел на детишек, всплакнул, идет домой и думает про себя: «Я все-таки человек… У меня есть человеческие эмоции». Этого довольно.



Фото из группы театра «Предел».

Читайте также:

Комментарии (0):

0
Подписаться
© 2007—2018, REST-PORTAL.RUmail@rest-portal.ruОбратная связьРеклама на сайте
Использование материалов сайта REST-PORTAL.RU разрешено только со ссылкой на источник.
Все права на изображения и тексты в разделах сайта принадлежат их авторам.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.
Пользовательское соглашение

Создание и поддержка сайта — Pbcdesign.ru