Войти
Зарегистрироваться
Регистрация откроет новые горизонты
  1. Каталог
  2. Афиша
  3. Новости
  4. Статьи
  5. Бизнес
  6. Фото
  7. Лазертаг
  8. Форум
  9. Скидки
  10. Блог
среда, ночь0..-2 °С
среда, утро0..-2 °С
среда, день0..-2 °С
среда, вечер-1..-3 °С
22 ноября, среда0..-2 °С

«Король Лир»: премьера в Рязанском театре драмы

5 октября ’14, Анастасия Милованова   2
Новый сезон Рязанский театр драмы открывает громким, масштабным, спорным спектаклем — «Король Лир». Премьеру ждут. Постановку Гульнары Головинской начали обсуждать заранее. Перед показом публика явно испытывает приятное возбуждение. Снаружи — спрашивают лишний билетик. Внутри — занимают ложи целыми семьями. Занавес... Отсутствует.

На авансцене — все для пресс-конференции. За ней — простор, железо, свет. Образцовое пространство «политической кухни». Как называют имя преемника в прямом эфире, зрители хорошо себе представляют. Видели. У Лира преемника нет. Есть три дочери. Суровый правитель режет по-живому. В глубине — карта государства. Она (буквально) сложена из верноподданных. Всякому понятно: добром не закончится. Всякому, кроме Лира (Александр Зайцев).
Никакой парчи, роскоши и лат. Жесткий дресс-код. Шпильки. Пиджаки. Шинели. Без подсказки и не поймешь, где английский король, а где французский. Время от времени участники политического шоу спускаются в зал. Выгодная позиция во времена перемен. Прав тот, кто солгал первым. Желательно — в микрофон. «Как люди не хитры...» Всякому понятно: тут побеждают конформисты. Всякому, кроме Корделии (Марина Мясникова).

С чего начинается безумие? Изменяет чувство меры. Думаешь в первый миг, что режиссеру. Нет. Кажется, все-таки героям, но для кого-то это наверняка будет одно и то же. В замке Гонерильи (Надежда Кроткова) — «балаган и кабак». В партере: вздохи, нервный смех и веское, низким басом «О-ба-на». «И дорого, и страшно»! Наверное, именно так видит во сне олигархические вечеринки студент- культуролог: Древний Рим, русский баян и нацистское садомазо-кабаре. 16+. «Капризы» дочерей сразу обретают вес: такого «папу» многие в зале не пустили бы дальше порога. Вот, оказывается, для чего энергичный, полный сил король «распилил» отчизну. Запой. Загул. Забытье. Зачем жить по правилам, когда можно «по понятиям»? Реакции соответствуют. Мачо не плачут. «Я все вам дал!» — бушует Лир... и не вызывает никакого сочувствия. В отличие от Александра Зайцева. Бенефисная роль «сидит как влитая». Герой его кажется не столько безумным, сколько «первобытным». Плод от плоти абсурдного мира. Вздорный, взбалмошный, стихийный. Самое место — в полях и бурях. Шут (Андрей Блажилин) на этом фоне — глас разума и глаз отрада, цивилизация, культура, смысл, потерянный на полдороги. Что и говорить, дуэт удался.
Государственный аппарат работает, как часы, но под исполненную волшебства музыку (Dead Can Dance, The Tiger Lillies, Jozef Van Wissem). Простоту с первых же секунд нарушает... яблоко. Тот еще фрукт. В «котелке». «Это не яблоко» — сказал бы Рене Магрит. Его имя смело можно упоминать в программке: спектакль полон оживших картин. Художник был бы прав. Разве что «яблоко раздора»... Афера Томаса Крауна. Искушение. Грехопадение. Ева. Дщерь человеческая. «Рожайте только сыновей»... Старательный зритель может спрягать до бесконечности. Задачи предлагаются с королевской щедростью и воинственным азартом. Дано: красные галстуки. Возможно: пижонский шик, имперский пурпур, кровавые удавки. И так далее, и так далее... Любители взламывать культурные коды насладятся этой забавой вполне, равно как и любители типично театральных острот. «Не расстилайся перед ним!» — велит Гонерилья Освальду (Арсений Кудря) и срывает скатерть со стола. Все швы — на виду.

Магизм искусства, за который так ратовал Магрит, укреплен не только культурными кодами, но и вполне реальной материей. Над сценой «сгущаются» софиты и вздымаются тучи песка. Вода, солома, стробоскоп. Первые ряды партера чихают. Женщины шепотом удивляются: «Бедный Зайцев. Зачем?». Те, кого «на мякине не проведешь», дезертируют. Остальные стойко терпят «капризы стихий». В «театре абсурда» нужно быть стойким, простодушным и быстрым. Это залог счастья. Ослепляют — готовят глазунью, убивают — срывают пиджак, побеждают — возносятся над сценой. Знал бы, где упадешь, соломки бы подстелил... Извольте, целый стог.

Из всех возможных чувств Лир, как и подсказано буквой, в первую очередь тревожит чувство долга. Дано: знать текст, изучить контекст, не забыть про эмоции. Всякому понятно: «упражнение в прекрасном». Всякому, без исключений. «Я вас люблю, как долг велит...» Шумный, «сложносочиненный», долгий Лир, как и положено королевской особе, требует от зрителя много, начиная от физических сил и заканчивая энциклопедическим багажом. В некотором смысле, это вызов. Вы готовы?

Комментарии (2):

2
Подписаться
Последний комментарий к этой статье оставлен более 6 месяцев назад
belka   5 октября ’14   #
Автор зрит в корень. Хотя имхо, я не специалист по театру, но показалось — шекспира там маловато... Или не того шекспира я читала... Или со мной что то не так, или с моим пониманем шекспира... Словом, мы с этим спектаклем не срослись. Мало слов, много сена. Столько сена, что после второго акта хочется в баню. Не знаю, как партеру, а в ложах весь второй акт воспринимался только визуально, ничего не было слышно. Судя по декорациям и костюмам, на спектакль бюджет был рублей 100. Или это тоже такой творческий замысел, «красные удавки» и т.п.? Не знаю. Однако же возник вопрос: интересно, для кого ставят спектакли сегодня? Для тех, кто «в теме» и кто видел 100500 версий того же Короля Лира? Видимо, да. Без какой либо оглядки на тех, кто ходит в театр раз в год, к примеру. Я не утверждаю, на кого режиссерам надо ориентироваться, на первых или на вторых. Вопрос, должно быть сложный.
Ко мне катарсис подступил, когда одна из сестричек кричала: «мне дурно, мне дурно!...». Истину говорила она.
И да, we will all laugh at gilded butterflies.
Татьяна   6 октября ’14   #
«Король Лир» — второй спектакль, поставленный известным московским режиссером, на котором удалось побывать. Прихожу к выводу: зашкаливающие децибелы музыкального оформления, игры со стробоскопом, способные вызвать эпиприпадок, экстрим для актеров: не холодная ванна или акробатика, так инновационная песчанно-соломенная обработка — режиссерский стиль. Шесть минут разминки скопировано из «Аферы Томаса Крауна». Шут в обличии «Сына человеческого» — задумаешься. Король, лишенный королевского достоинства и настолько паханистый, что в антракте из уст молодой зрительницы прозвучало: «Ничего, но я еще не решила, на чьей я стороне…». Заключительная сцена первой части — провокативный перформанс в стиле Джексона Поллока «индейские картины из песка» ( и соломы). Она меня и добила. Не страдаю сенной лихорадкой, но почла за благо ретироваться, от души сочувствуя актерам, рискующим заработать на сцене пылевой бронхит. Их игра внушает уважение, а при другом «Карабасе» могла бы вызвать восхищение. В заключение позволю себе цитату: «В чем разница между декламацией текста со сцены и настоящим театром? Актер в парике может сказать много слов со сцены, но это не будет театром. А когда появляется театр? Когда у вас мороз по коже? Что заставляет вас плакать? Когда вы вдруг становитесь лучше? В какой момент шестьсот зрителей в зале и три десятка актеров на сцене на полчаса, на час становятся единым целым, понимают, что они — человечество и что это прекрасно?» (французский театральный режиссер Ариана Мнушкина). Не случилось. Глазуньи, к счастью, я не увидела.
© 2007—2017, REST-PORTAL.RUmail@rest-portal.ruОбратная связьРеклама на сайте
Использование материалов сайта REST-PORTAL.RU разрешено только со ссылкой на источник.
Все права на изображения и тексты в разделах сайта принадлежат их авторам.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.
Пользовательское соглашение

Создание и поддержка сайта — Pbcdesign.ru